Суббота, 25.11.2017, 16:10
Красноярский журнал Зазеркалье
Приветствую Вас, Гость!

Главная
Меню сайта
Разделы новостей
Истории о Людях [13]
Истории о перипетиях непростых судеб инвалидов
Календарь новостей
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2017 » Июль » 28 » СтРРРочи пулеметчик
СтРРРочи пулеметчик
11:51

    Ленинград. Блокада. Что значат эти слова для тех, кому сегодня еще 13 или 17?

Для людей, часто испытывающих физическую боль, слово «блокада» может нести особую смысловую нагрузку. Блокады ведь бывают и медикаментозные. Так называют уколы лекарством, блокирующие какие-то негативные явления в организме, боли, к примеру.

    Василий Селюков и прежде ставил спектакли инклюзивного театра Открытых Сердец. Сюжет о блокадном Ленинграде предельно прост. Это воспоминания о ленинградской блокаде, которые читает женщина, сумевшая пережить эти страшные 900 дней. Героиня молодая, монологи из времени войны (исполнила Алина Голованова, студентка красноярского колледжа искусств имени П.И. Иванова-Радкевича) и она же в преклонных годах уже в коляске.(Елизавета Шпакова, девушка инвалид-колясочник)

   Лизе Шпаковой шестнадцать, но у нее за спиной уже несколько ролей в постановках инклюзивного театра.

- Конечно, я прикидывала события блокады из нашей постановки на себя. Я смотрела много фильмов о Великой отечественной войне. Особенно врезались в память эпизоды о том, как угасал от голода совсем юный ленинградец. В конце того фильма (я не запомнила его названия, сетует девушка) появилась пища, но было слишком поздно, мальчик уже не мог кушать и усваивать продукты. Нам трудно представить этот ужас, когда ты голодна, видишь конфеты, а есть их уже можешь. Я все время работы над ролью пыталась представить себя в тех условиях, что это моя норма инвалида (иждивенца) в 125 граммов черного хлеба!

В полумраке сцены Правобережного ГорДК под лучом прожектора сидит девушка в коляске, загримированная под седовласую старушку-ветерана. На груди медаль. Издалека очень схожа с народной артисткой Лией Ахеджаковой. Неторопливая протяжная речь подчеркивает тяжесть воспоминаний, многолетнюю усталость от них. Дополнительно подчеркивает достоверность происходящего проекция видео хроники улиц Ленинграда 42-го. Руины, редкие прохожие что тащат, везут кого-то на санках.

Пожилая блокадница (Лиза Шпакова) проговаривает: - На следующий день мама получила похоронку на Коленьку. Брата, сына, больше нет…

В этот момент у меня, мужика многое повидавшего и испытавшего на себе, и, как мне самому еще недавно казалось, не знающего слов сентиментальности – на глазах навернулись слезы. Верю, всему происходящему – верю! Ворчание мое от недовольства мелкими историческими неточностями, патетикой, смешанной с наивностью на первых минутах действа имевших место на сцене, куда-то улетучилось. Вместо этого накопилась гордость за наш народ, который сумел преодолеть все. Преодолели тогда, преодолевают теперь – боль, неурядицы, порой обиды. И остаются люди – кремень. Люди, способные найти свою роль, и в колясках, и на сцене, и в жизни!

Алина Голованова играла блокадницу в молодости. И она действительно очень молода, ей нет и восемнадцати.

-Знаете, я думаю, что меня раньше многие могли назвать «тихоня». – вспоминает Алина, - Не очень легко находила контакт с новыми людьми. Правда, потом это прошло. А тут меня приняли как старую знакомую с первой репетиции. С режиссёром Василием Селюковым мы знакомы давно, он-то и привлек меня к участию в постановке «Пылающий адрес войны. Ленинграда». И я сразу почувствовала то, что в театре-студии Открытых Сердец царит такая атмосфера, что здесь даже молчать уютно! Дополнительно изучать историю Войны особенно мне не потребовалось. У нас в колледже замечательная преподаватель истории Нина Васильевна Трошкова. К тому же я думаю, что в актерском труде знание фактов не основной элемент профессии. Мне кажется, самое главное, найти свое место в спектакле, поймать свою волну. Лично мне в этом помогли стихи Ольги Берггольц блокадного периода, которые я читаю со сцены. Особенно вот этот эпизод:

Ненастный вечер, тихий и холодный.
Мельчайший дождик сыплется впотьмах.
Прямой-прямой пустой Международный
в огромных новых нежилых домах.
Тяжелый свет артиллерийских вспышек
то озаряет контуры колонн,
то статуи, стоящие на крышах,
то барельеф из каменных знамен
и стены — сплошь в пробоинах снарядов...
 

Эдуард Асадов – поэт фронтовик, вернувшийся с войны полностью ослепшим. Его стихотворные письма с фронта своей матери еще больше усиливали остроту сценического действа.

Были в спектакле и другие постановочные находки от режиссера инклюзивного театра Василия Селюкова.

«За синий платочек стрррочи пулеметчик», – поет Анастасия Пушкарева, исполнившая роль Клавдии Шульженко и тоже сидя в инвалидной коляске, как и Лиза Шпакова.

Суть в том, что девушка звук «р» произносит очень раскатисто. И это, на мой взгляд, оказалось находкой. Словно и впрямь из пулемета очередь слышна!

- Мы репетировали! – не без гордости за сотворенное сообщает руководитель организации родителей детей-инвалидов «Открытые Сердца» Елена Нига, – Видимо, и вправду многое в нашей постановке попало в цель, как очередь пулеметчика во врага, так и запало в сердца зрителей. Как нас приветствовали на премьере «Ленинграда» сами люди, пережившие блокаду. Как благодарили наших ребят и всех участников спектакля, за то, что мы помним их подвиг, и за то, что сами тоже не сдаемся!     

                                                                                                                                                                                                                       

Сергей Баршай.

На фото в середине в очках Алина Голованова справа в коляске – Елизавета Шпакова.

Фото подготовил автор.

Опубликовано в газете «Городские Новости» за 28. 07. 2017г.

Просмотров: 156 | Добавил: zazerkalia | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz