Вторник, 26.01.2021, 07:09
Красноярский журнал Зазеркалье
Приветствую Вас, Гость!

Главная
Меню сайта
Разделы новостей
Истории о Людях [13]
Истории о перипетиях непростых судеб инвалидов
Календарь новостей
«  Январь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

    ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА ДИАЛИЗЕ? 

   Слово гемодиализ звучит загадочно и даже красиво. Вроде как парафраз или альфа Центавра. Жаль только, что ни к музыке, ни к астрономии медицинский термин «гемодиализ» не имеет никакого отношения. Впрочем, некая планетарная схожесть между этими понятиями все же есть. Это вечный вопрос – есть ли в мире гемодиализа жизнь? Его и задаю хранителю жизни на диализе Игорю КУЛЬГЕ, заведующему отделения гемодиализа при Краевой клинической больнице

  Доктор КУЛЬГА - хранитель жизни на диализе.

 -Да, люди действительно живут на гемодиализе, живут, словно на иной, очень далекой, для непосвященных, планете. Это люди со страшным диагнозом ХПН – хроническая почечная недостаточность. Трансплантация почки – оптимальный метод лечения ХПН. Он заключается в замене пораженных необратимым патологическим процессом почек здоровой почкой, взятой от другого человека.

-Говорят, с донорством в стране напряженка?

- И еще какая «напряженка»! Но донорство это отдельная и тоже запущенная проблема. Сегодня не о ней разговор.

Итак, преимущества метода трансплантации: больные не нуждаются в диализе, в 4-5 раз меньшая годичная стоимость лечения, чем на диализе, большая приверженность больных данному методу терапии.

-Тогда почему больные так уповают на гемодиализ?

-Да лишь потому, что число подобных операций по России весьма ограничено. (В нашем крае подобных операций вообще не осуществляет ни одна клиника) А помощь больным этой категории требуется незамедлительная и постоянная лечебная поддержка. Пора пояснить, что речь идет о больных, утративших способность самостоятельно избавляться от своей урины. Для того чтобы выжить, больные ХПН должны регулярно проходить процедуру гемодиализа.

НАША СПРАВКА - гемодиализ, это лечебная процедура, связанная с подключением больного к аппарату «Искусственная почка». В результате процедуры гемодиализа у больного выводятся из организма токсины, шлаки и избыточная влага. Разовая процедура обходится отделению в 5-6 тысяч рублей. В год больному ХПН требуется 156 процедур или по три сеанса лечения в неделю. Процедура занимает 4 часа. Пропуск буквально двух процедур означает изменение состава крови больного и запросто может привести больного к гибели

Доктор КУЛЬГА продолжает вводную лекцию о диализе:

-Технологически гемодиализ, по нынешним меркам, это просто. Машина «сдергивает» у больного накопившуюся за пару дней жидкость и, параллельно,  очищающает кровеносную систему больного.

- Вроде очищающих присадок, при промывке двигателя автомобиля?

-Да, что-то общее в этом есть. Прежде эти процедуры осуществлялись на старых аппаратах и для больного процесс протекал несравнимо тяжелее. Больным приходилось  постоянно подниматься на весы, чтоб не потерять слишком много жидкости. Наши больные и так совсем слабы, при переборе со «сбросом воды» им просто плохо становится. Давление падало и, случалось, до реанимационных мер доходило. Теперь отделение, помаленьку, переоснащается. Установлены новые германские аппараты «Фрезениус» и нашим пациентам жить стало полегче.

 -«Диализники», они, должно быть, вроде своеобразного народа, со своим укладом жизни, именуемым режимом, и со своими активистами-лидерами?

 -Во имя защиты своих интересов больные ХПН даже объединились в краевую общественную организацию с логичным названием «Искусственная почка».

-Так что есть жизнь на гемодиализе, жизнь вполне сносная?

-Именно! Качество лечения наших больных резко возросло за эти годы. Больные живут на гемодиализе по 15 лет, а не 5-6, как прежде! Число больных, тем самым, неуклонно растет, Но, количество аппаратов в отделении остается неизменным - 16 в смену. Еще есть резерв, несколько аппаратов, «на всякий аварийный» Если недавно больных с диагнозом ХПН считали десятками, то теперь их в «моем» отделении более 130. Пока отделение, хотя и в «напряг», но справляется и обеспечивает своим больным 2-3 спасительные процедуры в неделю. А что же будет дальше, когда число пациентов еще возрастет?   

- Вопрос о новых аппаратах уже был предметом обсуждения краевой общественной Палаты по делам инвалидов, а чуть позже в комиссии по социальным вопросам ЗС края. Но это еще не вся проблема. Я знаю, что у больных ХПН из отдаленных районов края есть другая, причем не менее острая проблема. Расскажите, доктор, о ней, пожалуйста.

-У больных нашей категории после известной «монетизации» появилась новая напасть. Люди с диагнозом ХПН обречены на то, чтобы мотаться в Краевую больницу в течение всей оставшейся жизни. Поверьте, это не просто уже само по себе. Но ужас людей, приезжающих в Краевую больницу на эту процедуру из удаленных уголков нашего необъятного края, и вовсе ни с чем не сравним. Мало того, что ездить по три раза в неделю издалека ослабленным больным, с серьезными нарушениями координации, практически невозможно в физическом смысле. Как правило, они вынуждены ограничиться двумя процедурами в неделю. Но главное, семьи этих больных теперь совершенно истощены в материальном смысле.

НАША СПРАВКА - согласно печально известному 122-му  Закону РФ и приказу кабинета министров № 864П от прошлого года, проезд по территории субъекта Федерации был также «монетизирован». Оплачивается проезд только в медучреждения, имеющие Федеральный статус. В результате больные ХПН из Ужура или Енисейска, вынуждены тратить на проезд до Красноярска по 5-6 тысяч рублей. Администрации многих районов воспринимают больных этой «забытой» всеми законами категории, как «людей попавших в трудную жизненную ситуацию» и стараются им хоть как-то помогать. Но суммы компенсаций совершенно несопоставимы с их расходами за проезд, да и те, нередко подолгу задерживаются. К примеру, больная Анна Платонова получила компенсацию лишь через полгода. В результате, у иных инвалидов долги уже достигают 100000 рублей. Для инвалидов подобные суммы просто астрономические!

 
     -И это действительно так. То, что существуют категории больных людей, которые катаются в краевой центр не в парк культуры и отдыха и не в кино поразвлечься, а для того чтобы элементарно выжить, видимо никто даже и не вспомнил

-И какова же общая цена транспортного вопроса?

- По деньгам эта проблема проезда больных не столь уж и дорогая. Расчеты специалистов краевой администрации и активистов организации «Искусственная почка» примерно совпали. Цена обсуждаемого вопроса порядка 2 миллионов рублей. Тут у сторон есть консенсус. А вот денег нет!  Причем краевой бюджет нынче не столь уж скуден, даже о профиците как-то заговаривали. Но увы, по-прежнему, нет подходящей законодательной основы для целевого направления средств, предназначенных для компенсаций больным, приезжающим в столицу края на гемодиализ из районов.

-Где же, на ваш взгляд следует искать выход для больных людей из этого «транспортного тупика»?

-У проблемы есть и иной путь. Создание межрайонных отделений в некоторых крупных городах края это тоже путь к решению этой кричащей проблемы. Центры могут быть созданы в Ачинске, где есть один аппарат «искусственная почка», в Лесосибирске, и, в скажем, в Шарыпово. В этом случае у многих больных просто отпала бы потребность ездить на процедуру гемодиализа непременно в краевой центр. Важно, что этот путь не приведет к особым расходам. 9 новых аппаратов с установкой отнимет у бюджета 9 миллионов рублей. Подготовка и сертификация персонала, по мнению Игоря Владимировича, дело не столь уж сложное -1-2 месяца. Эта часть проекта уже учтена в вышеназванной расчетной сумме. Зато впоследствии не придется ежегодно добывать на компенсации транспортных расходов инвалидов по два миллиона ежегодно.

-Что ж, врачи и больные вопрос просчитали и дали компетентные рекомендации. Теперь дело за расчетами краевой администрации и депутатов ЗС. 

-Теперь дело за комплексными и эффективными решениями. Несомненно одно - путь к решению этой «головной боли», а точнее боли почечной, как и любой иной социальной проблемы, во взаимопонимании всех задействованных в ней сторон и в их взаимодействии

Беседовал Сергей БАРШАЙ.  "Зазеркалье" 2006г.

   По мнению представителей общественной организации «Искусственная почка», реально больные, в силу разных причин, еще год назад больные ХПН реально получали помощь едва ли не на 30% меньше, чем  необходимо.

  После ряда публикаций в СМИ Закондательное Собрание Красноярского края приняло целевую программу, в корне изменившую эту катострофическую ситуацию, людей живущих на диализе!

 

     Диагноз – «пояс шахида».

    Конституция Российской Федерации содержит немало социальных гарантий. В числе этих гарантий закреплено право граждан на бесплатное медицинское обслуживание и возможность выбора медучереждения для своего лечения. Но и у медиков есть право перейти на коммерческую форму своей деятельности. Механизм разрешения данного противоречия если и был когда-то писан то, похоже, всеми давно забыт. В результате  -

инвалиды становятся заложниками реформ в здравоохранении.

    Я иду искать. Вернее, искать пошел Владислав. Искать больницу, в которой он, инвалид-колясочник, смог бы пройти полноценное медицинское обследование. А это большая проблема. Влад делает звонок в регистратуру родной поликлиники. Нужный доктор ведет прием с 9.00 в двести четвертом кабинете. Влад «идет» искать машину, что свозит его в поликлинику, за тем по перилам на руках поднимается на второй этаж и ожидает доктора. Но тут выясняется, доктора сегодня не будет. Доктор, оказывается, в отпуск ушел. Но, по-видимому, для наших регистратур это «закрытая» информация. Кто и когда его заменит неизвестно. В регистратуре один ответ: «Звоните».

     Когда Влад, после долгих мытарств по кабинетам добрался до кардио, то его кардиограмма, по выражению самого доктора, просто «зашкаливала». «Чему же тут удивляться?» - решил тогда Владислав, - «Усталость и нервы, вот и вывел бесстрастный прибор чудовищную амплитуду».

    Эта история имела место в минувшем году. В этом году, когда Влад почувствовал себя паршиво, он понял, что просто не в силах повторить снова свой прошлогодний подвиг, что зовется обследованием инвалида, и попросил госпитализировать его. Но не вдруг то. Без диагноза его не взяла ни одна клиника. Родная «красмашевка» теперь полностью коммерциализована – не может быть и речи о «праве на бесплатное…». И «двадцатая» не хочет возиться с пациентом «на колесиках». Потребовались огромные личные усилия социального работника, патронирующего Влада, чтобы обратить внимание горздрава на одинокого пациента, нуждающегося в особых условиях госпитализации. Наконец, Владислава удалось пристроить в медучереждение с подходящими для него условиями. Страшно подумать, что было бы с совсем еще молодым человеком, окажись у него приступ посильнее. Не хочется думать о том, что будет в следующий раз с Владькой, если сердечко его еще больше износиться.

     Опасная начинка.  Она была обнаружена у Екатерины, тоже еще в прошлом году и тоже не вдруг-то. Дело житейское – обострение, как мы, мужики, говорим по «женской части». Гинекологическая клиника № 4 провела обследование и поставила диагноз. Предложили операцию. Но, думаю многие женщины знают, сколь «ненавязчив» сервис в этом учреждении и сколь «неформально» обращение части персонала с пациентками. В, общем, были предприняты титанические усилия друзей и родственников, включены надлежащие «рычаги» и, о чудо, получено направление для Екатерины в краевую больницу. Там обследование повторяется, что называется, с «нуля». А в краевой это означает, что снимки делают и выше пояса и … обнаруживают новое образование. Таким образом, Екатерине необходимо произвести две хирургических операции. Одно утешение; новообразование явно застарелое или как говорят медики, «не злокачественное». И, утешение второе; в «четвертой» этой напасти просто никто не заметил.

      В общем, пока, время терпит. Рекомендуемый интервал между операциями полгода - год. Но, когда срок «выдержки» прошел, выяснилось, что много воды утекло с тех пор в медицине. В связи с недофинансированием краевая больница теперь красноярцев вообще не берет на лечение. Не берет даже тех, кого они уже однажды резали-штопали. В прочем, за свой счет – пожалуйста, хоть сейчас. А прейскурант там, к слову сказать, как и само лечение - на очень высоком уровне.

      От себя еще замечу, что пытался как-то воспользоваться услугами «зубного» специалиста в стоматологической поликлинике № 1, на безвозмездной основе, естественно. Услуги такие там оказывают. На бумаге! Реально запись на бесплатный прием ограничен пятью-шестью пациентами в день. Тот, кто пришел на запись к семи утра – безнадежно опоздал! Так что мне на костылях, да еще зимой, часу так в пятом выходить надо. А то, милости просим в этот же кабинет, но за плату. Тут уж стоматолог к нашим услугам весь день. Расценки – от 200 рублей и выше. И это, естественно на территории муниципальной больницы.    

      Вот вам и права, вот вам и конституция! Выходит, что для того чтоб инвалиду реализовать право на бесплатное лечение у него ни хватит ни кошелька (на «тачки») ни здоровья (на лестницы). А право на выбор медучереждения и ежегодный профосмотр уже и вовсе звучит грустной пародией.

    Остается одно – голову в подушку, что твой страус, и ждать. Ждать когда весь это смертоносный заряд из миом, гастритов и миокард, что с годами копится внутри нас, рванет, будто «пояс шахида» и нас просто свезут куда-нибудь на «скорой». И тогда, обязательно, доктор спросит грустно: «Что же вы, дорогой мой, так свои болезни запустили?»

    Сергей БАРШАЙ.      


   ПУГАЮСЬ КАЖДОГО ЩЕЛЧКА.

   Не во всем продуманная и непоследовательно проводимая реформа здравоохранения заставляет вздрагивать далеко не робкого автораллиста Валерия МАКСИМЕНКО при каждом шаге.

          «ГОРЬКАЯ» НЕ ДЛЯ МЕНЯ

         Валерий МАКСИМЕНКО с двумя пртезами управляет любой техникой на зависть здоровым мужикам.

     Валерий Иванович сокрушенно качает головой и подтверждает:

    - Увы, но очень многие люди, оказавшись в подобной мне ситуации, выпадают не только из спорта, но из «большой жизни».

    Мой собеседник потирает щеку единственной рукой и непринужденно шагает на единственной ноге. Страшная травма в том, уже далеком восьмидесятом не превратила вернувшегося из армии «дембеля» в беспомощного калеку.

    -Я бы должен сидеть на лавочке во дворе, да принимать от сострадающих друзей и соседей «стаканчики». Спасибо! – восклицает с улыбкой Валерий Иванович. – Но это не для меня, я как встал на протезы, закончил автотранспортный техникум. Распределился на работу в крайавтоуправление. И тут же получил направление в «политех».

     Работа у Валерия Ивановича такая, что «ни потопает» он, значит и «не полопает». Он кормят ноги и голова, конечно! Он автоэксперт. А еще он не может жить без автоспорта. Характер, он и на протезах остается непоседливым. Автоспортсмен Максименоко хорошо известен в кругу инвалидов. Валерий был неизменным участником всех походов и автопробегов, проводимых Сибирской автомобильной ассоциацией инвалидов.

     - В последнем походе 2005 года от самого Питера до «Владика» довелось проехать на всех ГАЗах – от «Соболя» до «Волги». Все машины были с ручным управлением. Ничего, нормально! Мы тогда доказали, что инвалиды могут быть заправскими шоферами. В общем, страшно не было. А тут недавно в командировку в Москву посылали, и мне стало страшно…

       

      ОН БЕЗ СТРАХОВКИ ИДЕТ!

    И ему страшно. А и как не боятся? Протезу Валерия Ивановича третий год пошел.

   - Я более 25 лет их заказывал. Очередь конечно, но в общем, все ортоизделия было можно заказать без мороки. Прием же в протезном предприятии не сапожник, а врач-ортопед ведет. Кому, как не ему знать, что из протезных изделий для меня лучше всего подойдет. А за долгие годы уже друг друга помнили и безо всяких историй болезни. И вдруг, на тебе, новшества в медицине.

   Да, по новому порядку в области ортопедической реабилитации, для того, чтобы «потопать» на протезе каждый инвалид обязан взять в поликлинике направление на комиссию медико-социальной экспертизы (МСЭ). Там он и получит индивидуальную программу реабилитации (ИПР). 

   - Комиссия МСЭ дает заключение о том, что ни рука, ни нога у меня за истекший подотчетный период, то есть за год, не отросли, и что я действительно нуждаюсь в протезировании!

    У Валерия Ивановича еще достает сил иронизировать по поводу созданной кабинетными умниками ситуации. А тем инвалидам, кто даже в ортоизделиях ходят с трудом и вовсе не до юмора. Ведь комиссия МСЭ – это посещение 6-7 врачебных кабинетов. Кабинеты, зачастую, разбросаны по 2-3 зданиям поликлиники на разных улицах. Попасть к невропатологу или дождаться результата того или иного анализа это недели!

    - Ну, я же бывалый студент, - опять шутит Валерий Иванович, - подписи от многих врачей я сумел получить «автоматом». Но все равно хлопотно. А главное, что бессмысленно! В Фонде соцстраха мне заявили, что моя ИПР уже опоздала и что средства на протезирование по краю уже иссякли. И это, напомню, было в прошлогоднем апреле! Ремонт протеза без записи в карте ИПР не осуществляется.  

   На днях Валерий Иванович получил от ФСС ответ на запрос, которого он туда не отправлял. Звучал он приблизительно так:

     -  Уважаемый Валерий Иванович, сим подтверждаем, что Вы, действительно стоите на очереди по поводу очередного протезирования, и по поступлении финансирования из федерального бюджета, Ваш  заказ непременно будет оплачен, в порядке установленном Министерством здравоохранения и труда.

     - Снова пошлют по кругу. Снова направление, комиссия, потом мне «карту ИПР в руки» и - в ФСС. И лишь оттуда в мастерскую.

     Валерий Иванович еще не знает, что некоторые из «счастливчиков» кто все «круги» прошел, своих ортоизделий так и не получил. Они остаются лежать в «протезке». Ведь мы же слышали, деньги в ФСС иссякли, федеральные и региональные профициты бюджетов не про нас. Вот и лежит с прошлого года протез другого известного в Красноярске инвалида, Василия Дьячкова, на складе, как залог.

     - Вот так и хожу, - Валерий Иванович показывает, что его протез уже гнется в обе стороны. – Утром встал, а в протезе что-то щелк. У меня душа в пятки! Если протез развалится, я запросто могу лишиться работы.

     Сергей БАРШАЙ. "Городскиае Новости" 2007г.  
 

Copyright MyCorp © 2021
Создать бесплатный сайт с uCoz